Тверская областная Рериховская общественая организация




Выставки


День Культуры


Памятник Любви


Колокол Мира


Тверская горница


Сотрудничество





Афиша


Новости


Публикации


Книга-почтой МЦР


Электронная
библиотека






Галерея картин
Н.К. и С.Н. Рерихов


Приглашение
в Музей






Международный
Центр Рерихов




Защита имени и наследия Рерихов


Защита наследия Рерихов | Факты и домыслы о Рерихах


РПЦ против Рерихов

Главная / Защита имени и наследия Рерихов / Защита наследия Рерихов / И.В.Вахонина. Государственное рейдерство


Государственное рейдерство


В Государственном музее Востока (ГМВ) 25 сентября 2007 года состоялась пресс-конференция «Судьба наследия Рерихов: правда и вымысел». В пресс-релизе данного мероприятия было заявлено, что общественная организация Международный Центр Рерихов (МЦР) более 15 лет выдвигает необоснованные претензии на обладание государственной собственностью, а именно:

– музей МЦР располагается в основном здании Усадьбы Лопухиных, которое выделено для размещения Государственного музея Н.К.Рериха – филиала ГМВ;

– основой музейного собрания является коллекция картин, архивных материалов и мемориальных вещей из собрания С.Н.Рериха, которую МЦР удерживает в своих руках, не имея на то достаточных юридических оснований;

– МЦР добивается передачи в свои руки из государственного музейного фонда коллекции из 282 картин Н.К. и С.Н. Рерихов, хранящихся ныне в ГМВ. Исчерпав все судебные возможности, руководство МЦР раздувает скандал по поводу пропажи в ГМВ нескольких десятков картин из этой коллекции.

В пресс-релизе также было сказано, что МЦР подвергает публичному шельмованию независимых от него исследователей и популяризаторов рериховского наследия, в частности, развернул небывалую по масштабу кампанию, направленную на дискредитацию докторской диссертации зав. отделом «Наследия Рерихов» в ГМВ В.А.Росова.

Эту, по мнению представителей музея Востока, «правду» и пытались довести до приглашенной прессы. Какие же доказательства были предоставлены? Где действительно правда, а где вымысел в этой истории с наследием наших великих соотечественников, судьба которого складывалась на Родине трудно и драматично? Попробуем ответить на этот вопрос, используя те документы, которые имеются (или, наоборот, отсутствуют) у каждой из сторон.

В 1990 году С.Н.Рерих передал созданному по его инициативе Советскому Фонду Рерихов (СФР), в дальнейшем по его воле преобразованному в Международный Центр Рерихов, наследие своих родителей с условием создать в Москве общественный Музей имени Н.К.Рериха. С этим согласилось Правительство СССР в своем Постановлении от 4.11.1989 г. за №950. В том же году в соответствии с эти решением для будущего Музея Мосгорисполком предоставил исторический памятник Москвы «Городская Усадьба Лопухиных XVII – XIX вв.». Наследие Рерихов для передачи его СФР было оформлено юридически завещательным распоряжением С.Н.Рериха. Позднее Святослав Николаевич в дополнение к своему завещательному распоряжению оформил все права на переданное в СФР наследие на Международный Центр Рерихов. И об этом давно известно.

Однако на протяжении всей пресс-конференции журналистов пытались убедить в том, что этот документ (завещательное распоряжение С.Н.Рериха) ничего не значит, ссылаясь на то, что законы Индии, где он был юридически оформлен, нам не указ, а наши законы, по которым якобы этот документ – фикция, нужно выполнять, и добавляли при этом, видимо, для большей убедительности, «если мы живем в правовом государстве».

О.В.Румянцева, хранитель мемориального кабинета Н.К.Рериха в Музее Востока, утверждала, что завещательное распоряжение С.Н.Рериха вовсе не является таковым, поскольку в нем написано, что он может взять при жизни все, что захочет из наследия, себе. Но закон, по которому завещатель не имеет права это сделать, она не назвала, поскольку его не существует. Зато есть ясно выраженная в завещательном распоряжении воля С.Н.Рериха:

«5. Я имею исключительное право владения собственностью, упомянутой в ПРИЛОЖЕНИЯХ, в течение моей жизни, и я оставляю за собой право взять назад любой из предметов по моему выбору и в любое время у СОВЕТСКОГО ФОНДА РЕРИХОВ. В то же время все части имущества, перечисленные в ПРИЛОЖЕНИЯХ, останутся у СОВЕТСКОГО ФОНДА РЕРИХОВ и после моей жизни будут принадлежать исключительно СОВЕТСКОМУ ФОНДУ РЕРИХОВ»[1].

Отчего же Государственный музей Востока с такой яростью отказывается признавать это завещательное распоряжение, а значит, и волю выдающегося художника и культурного деятеля? Попробуем проанализировать эту ситуацию, также опираясь на документы.

«В числе моих коллекций и другого имущества, – писал С.Н.Рерих в своем завещательном распоряжении, – я желаю вручить СОВЕТСКОМУ ФОНДУ РЕРИХОВ 288 картин – моего отца (125) и моих (163), которые находятся на попечении Министерства культуры СССР» [2].

Известно, что картины эти были привезены им в Советский Союз еще в 1978 году и остались для проведения передвижных выставок по стране. Об этом свидетельствует акт приема картин в Государственный Русский музей №4193 от 2.11.1978 г. на основании приказа МК СССР №766 от 13.10.1978 г.

Однако в 1989 году полотна, без согласия владельца, С.Н.Рериха, – были поставлены приказом зам. министра культуры СССР В.И.Казенина №234 от 30.05.1989 г. «на временное хранение» в Государственном музее Востока. Эта коллекция находится там до сих пор, несмотря на все усилия, предпринятые Международным Центром Рерихов по возврату картин, и требования самого С.Н.Рериха до его ухода из жизни. Так, в письме Президенту РФ Б.Н.Ельцину от 26.04.1992 г. он писал: «В 1990 г. я, вместе с остальным наследием, передал Центру большую выставку картин моего отца и моих собственных (286) полотен, которая долгое время находилась в ведении Министерства культуры СССР. Теперь эту выставку незаконно удерживает Музей искусства народов Востока. Очень прошу Вас содействовать передаче ее Международному Центру Рерихов» [3]. Поручение Президента передать картины МЦР выполнено не было. Более того, прошло чуть больше месяца после смерти С.Н.Рериха, и директор Музея Востока В.А.Набатчиков издал приказ (№13 от 25.02.1993 г.) о постановке коллекции картин Рерихов на постоянное хранение.

На пресс-конференции нынешнему директору Музея Востока А.В.Седову руководителем отдела по связям с рериховскими организациями МЦР С.П.Синенко был задан прямой вопрос: «Назовите, пожалуйста, документы, на основании которых бывший директор ГМВ В.А.Набатчиков поставил не принадлежащую музею коллекцию картин Рерихов на постоянное хранение?».

Вопрос был повторен трижды. Ничего вразумительного г-н Седов ответить не смог, кроме как «читайте сами», «здесь все написано» и т.д., отсылая к тем документам, которые были представлены журналистам на встрече. Читали, искали, ничего не нашли, так как в природе их просто не существует.

В 1989 году отсутствие документов нисколько не смущало тогдашнего директора ГМВ г-на Набатчикова. В 1993 году он посягнул на все наследие Рерихов, завещанное МЦР, написав вице-премьеру Правительства РФ О.И.Лобову письмо (от 24.04.1993 г. за №272–1/3), в котором, поправ волю самого С.Н. Рериха, попросил помочь в передаче наследия Рерихов и «Усадьбы Лопухиных» Государственному музею Востока в бессрочное и безвозмездное пользование, «что явится поистине бесценным подарком Правительства России к 75-летию музея, которое отмечается в этом году»[4]. Правительство в лице Председателя Совета Министров В.С.Черномырдина такой «подарок» Музею Востока преподнесло, издав Постановление от 4.11.1993 г. №1121 о создании Государственного музея имени Н.К.Рериха на правах филиала Музея Востока. Для этого у МЦР отбиралась Усадьба Лопухиных.

Выходу данного Постановления всемерно способствовал и присутствующий на пресс-конференции ГМВ директор Института востоковедения Р.Б.Рыбаков, представившийся доверенным лицом С.Н.Рериха и создателем Советского Фонда Рерихов, а значит, хорошо знавший волю Святослава Николаевича.

Об этом участникам пресс-конференции напомнил ответственный секретарь МЦР, доктор философских наук, профессор В.В.Фролов: «Во всей сложившейся вокруг наследия Рерихов исторической ситуации нельзя забывать о воле Святослава Николаевича, она изложена в его известном письме «Медлить нельзя!» и ясно обозначена: передача наследия в Россию – а значит, и 288 картин, находящихся в Музее Востока, – должна быть осуществлена только общественному музею. И такой музей Святослав Николаевич создал сам – это МЦР».

После выступления В.В.Фролова, г-н Рыбаков вдруг «признался», что якобы автором письма «Медлить нельзя!» является он, а Святослав Николаевич, будучи уже «слепым и глухим», сделал только небольшие правки. Открыв изданные письма С.Н.Рериха, находим его письмо Р.Б.Рыбакову (3 июля 1989 года, Бангалор), которое начинается со слов:

«Дорогой Ростислав Борисович, в развитие нашей сегодняшней с Вами беседы хочу высказать следующее» [5].

Далее идет текст, который содержится в письме, известном под названием «Медлить нельзя!». Выходит, г-н Рыбаков сам себе писал от имени С.Н.Рериха? Закрыв глаза на «этичность» данного «признания», допустим, что это так. Принимая во внимание роль г-на Рыбакова в появлении на свет Постановления №1121, в случае исполнения которого он должен был возглавить Государственный музей Н.К.Рериха, созданный на правах филиала ГМВ, делаем вывод, что у него слова расходятся с делом, так как в письме С.Н.Рериха говорится:

«Как я Вам уже говорил, подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею культур [6] народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество. <…> Суть концепции Центра-Музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации (по типу Детского Фонда)» [7].

Еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание. Есть в письме и такие слова:

«Вы спрашивали мое мнение о возможном руководителе Центра. Я со своей стороны не вижу лучшей кандидатуры, чем Людмила Васильевна Шапошникова, кандидат ист[орических] наук, член Союза Писателей, человек деловой, давно занимающийся этими проблемами и мне лично давно и хорошо известный» [8].

Эти слова совершенно не согласуются с теми претензиями и оскорблениями, которые произнес на пресс-конференции г-н Рыбаков в адрес уважаемого человека, культурного подвижника, первого вице-президента Международного Центра Рерихов, генерального директора Музея имени Н.К.Рериха, президента Благотворительного Фонда имени Е.И.Рерих, главного редактора журнала «Культура и время», заслуженного деятеля искусств РФ, лауреата Международной премии имени Дж.Неру, академика Людмилы Васильевны Шапошниковой. Если бы не стойкость и мужество Людмилы Васильевны, если бы не ее неукоснительное выполнение воли Рерихов, ее требовательность и принципиальность – наследие, переданное в дар России, давно бы уже растерзали на части и уничтожили. Только благодаря Людмиле Васильевне Шапошниковой действует в Москве, как мечтали все Рерихи, уникальный общественный Музей в прекрасно отреставрированной без копейки государственных вложений Усадьбе Лопухиных.

Но созидательной культурной работе директора и сотрудников музея более семнадцати лет препятствуют чиновники ряда государственных ведомств, в их числе руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии М.Е.Швыдкой и руководство ГМВ, вынуждая руководство МЦР обращаться в суды для восстановления своих прав на здание и удерживаемую Музеем Востока коллекцию. Высший арбитражный суд (ВАС) в марте 1995 года отменил пункты Постановления Правительства РФ, в которых говорилось о передаче главного здания Усадьбы Лопухиных Музею Востока. Решение было окончательным и обжалованию не подлежало. Мэр Москвы Ю.М.Лужков на основании этого подписал Постановление правительства Москвы №812 (от 3.10.1995 г.) о заключении с МЦР арендного договора на 49 лет. Казалось бы, сотрудники МЦР получили наконец-то возможность спокойно заниматься культурной, научной и просветительской деятельностью. Однако через полгода Министерство культуры РФ вопреки нормам закона добилось отмены решения этого суда в его надзорной инстанции.

Постановление же правительства Москвы об аренде Ю.М.Лужков не отменил. МЦР продолжает работать в Усадьбе Лопухиных и вести ее реставрацию.

Исполняя свой долг перед Святославом Николаевичем Рерихом, условием которого была целостность и неделимость наследия, МЦР продолжает отстаивать его волю по возвращению в общественный Музей имени Н.К.Рериха картин, удерживаемых Государственным музеем Востока. Вопрос о возврате этой коллекции неоднократно поднимался представителями МЦР в обращениях к сменяющим друг друга министрам культуры.

Но вопреки законным требованиям Центра о возврате картин, очередной министр культуры РФ В.К.Егоров издал приказ № 633 от 13.09.1999 г. «О государственном учете музейных предметов», которым узаконил (спустя 6 лет!) противоправные действиям В.А.Набатчикова по переводу с временного на постоянное хранение в Музее Востока коллекции картин, завещанной С.Н.Рерихом МЦР.

При этом своим приказом министр Егоров сам грубо нарушил положения Закона РФ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации». Ни одно из требований, необходимых для того, чтобы данный приказ имел законную силу, не было выполнено.

Обо всем вышеизложенном руководству Музея Востока, несомненно, хорошо известно. Тем не менее, его представители на своей пресс-конференции «Судьба наследия Рерихов: правда и вымысел» обвинили руководство МЦР в необоснованных претензиях и, более того – в раздувании скандала по поводу пропажи в ГМВ нескольких десятков картин из коллекции Рерихов.

«С картинами все абсолютно в порядке», – заверила журналистов г-жа Румянцева. По ее словам, МЦР лжет, а в издаваемом им Сборнике «Защитим имя и наследие Рерихов» каждую строчку можно опровергнуть документами. Однако прессе они почему-то предоставлены не были. А в упомянутом ею сборнике, напротив, каждое слово подтверждается документально.

Особый интерес вызывают документы самого же ГМВ. «Существуют два акта под одним номером – №54, якобы исполненные в ГМВ в одно и то же время (12 марта 1993 г.) и отражающие одно и то же событие – перевод 282 картин (коллекция С.Н.Рериха) из временного хранения на постоянное. Это не черновой и чистовой варианты одного и того же документа. Это не оригинал и копия. Это два совершенно разных документальных материала, которые не только мирно сосуществуют в нарушение всех наших представлений о времени и пространстве, но и даже фигурируют в судебных заседаниях по инициативе представителей ГМВ! Один – в 2001 году, когда Министерство культуры попыталось доказать свои права на картины в Арбитражном суде г. Москвы (Дело №А 40–12162/01–84–69). Другой – в 2004 году, когда при повторном рассмотрении заявления МЦР в Хамовническом суде (Дело№ 2-227/05) права государства взялось отстаивать ведомство М.Е.Швыдкого – Федеральное агентство по культуре и кинематографии. <…> Разве такое возможно? – спросите вы. Возможно, когда имеешь дело с Государственным музеем Востока.

Акты эти, как и подобает классическим разнояйцевым близнецам, хоть и имеют одних и тех же «родителей» и дату появления на свет, разительно отличаются друг от друга – не только внешним видом (шрифт, количество листов, оформление в целом), но и, самое главное, содержанием. Почему-то под ними расписались разные лица, хотя указаны одни и те же фамилии. <…> Списки экспонатов, приложенные к актам, не совпадают друг с другом: картины имеют один и тот же порядковый номер и номер по книге поступлений (КП), но разные названия, размеры, датировку, технику исполнения, а также основу и описание их сохранности» [9].

Фрагменты двух актов-близнецов за номером 54 приводятся в сборнике «Защитим имя и наследие Рерихов» [10], и любой желающий может с ними ознакомиться. Сравнительный анализ списков картин, приложенных к этим актам, со списками поступления картин в СССР в 1978 году, сделанными самим С.Н.Рерихом, позволили МЦР выявить большое количество расхождений и сделать убедительный вывод, что более 60 картин С.Н.Рериха не соответствуют первоначальным спискам. Эти картины пределы страны не покидали, по крайней мере, по воле их владельца – С.Н.Рериха. Где же они?

Какие же объяснения метаморфозам, происходящим с картинами, дала журналистам О.В.Румянцева? «Точно я Вам сказать не могу, но думаю, что тогда уже Святослав Николаевич не хотел, чтобы картины перешли в МЦР, и потому такая запутанная картина. Не мог же он как владелец не знать названия и размеры своих картин!».

Получается, что «почитая» Рерихов, как было заявлено в пресс-релизе Музея Востока, одна из сотрудниц этого музея обвиняет младшего из Рерихов в подлоге и обмане тех, кому он добровольно завещал наследие своей семьи! Г-жа Румянцева очень долго рассказывала собравшимся о своих отношениях со Святославом Николаевичем, о том, что он, несмотря на клевету в ее адрес, ценил и уважал ее и в письме от 8 мая 1992 года приглашал стать членом Рериховского мемориального треста, созданного в Индии. В итоге она заключила: «Думаю, в свете вот этих приглашений он, в общем-то, очень многое понял к концу своей жизни, но просто повернуть это, наверное, назад было сложно и невозможно».

Однако, существует и другое более позднее письмо от 18 июля 1992 года, адресованное С.Н.Рерихом тогдашнему президенту МЦР Г.М.Печникову, в связи с появившимся в бангалорской газете «Деккан Геральд» интервью О.В.Румянцевой. В этом письме Святослав Николаевич свидетельствовал:

«В отношении газетной публикации («Деккан Геральд», 17.06.92), которая прилагается, будьте любезны сообщить всем Рериховским обществам, что господин Сидоров, госпожа Румянцева выступили с ложными и неверными заявлениями в отношении меня, моего наследия и мадам Людмилы Шапошниковой. Мои благословения и сотрудничество всегда пребывают с нашим Центром в Москве и его работниками. Всего Вам светлого» [11].

В свете приведенного письма очевидно, что все было с точностью до наоборот: клеветала г-жа Румянцева, и Святослав Николаевич счел нужным сообщить об этом всем Рериховским обществам, дабы изолировать ее от работы с наследием своей семьи. Из приведенного отрывка видно, что он поддерживает деятельность Людмилы Васильевны и сотрудников МЦР, который сам создал и почетным председателем которого являлся до самой смерти.

Но Ольга Владимировна, ничуть не смущаясь, призвала честных журналистов, «если таковые имеются в зале», отразить изложенную ею «правду» в СМИ. И один из таких журналистов нашелся – это бывший обозреватель «Новой газеты» Игорь Корольков, сидевший в президиуме. В одной из своих статей он повторил «правду» ГМВ о Международном Центре Рерихов, назвав при этом Центр сектой, а Л.В.Шапошниковой приписав «общение с небесными силами». Когда его попросили назвать факты, подтверждающие данное заявление, он ответил, что «все это лежит просто на поверхности при изучении работы Л.В.Шапошниковой о Е.И.Рерих». В доказательство своих слов, Корольков, подобно дьякону Кураеву, привел цитату из предисловия Людмилы Васильевны к книге Е.И.Рерих «У порога Нового Мира», вырвав несколько фраз из контекста. Вопрос же по поводу фактов, подтверждающих, что МЦР – секта, остался без ответа.

Очевидно, что по отношению к Международному Центру Рерихов, ведущему разностороннюю деятельность, в основе которой лежат идеи Рериховской концепции культуры, все эти домыслы журналиста Королькова не могут восприниматься всерьез. Центр-Музей ежегодно проводит международные научно-общественные конференции с участием большого числа ученых и культурных деятелей из разных стран. При МЦР действует Объединенный Научный Центр проблем космического мышления, в котором работают академики, доктора наук и молодые ученые. Вся эта деятельность никак не вяжется с определением «секта».

Нашелся заочно и еще один «честный» журналист - некий М.Осин. Изумление вызвал не написанный им текст статьи с клеветой на МЦР, а то, что статья эта из «Российской газеты» №210 от 21.09.07 г. с кощунственным названием и содержанием, оскверняющим великие святыни многих народов Востока, была вложена в предложенные журналистам папки с документами. Очевидно, в ГМВ так увлеклись целью уличить этой статьей МЦР, что забыли о заявленном почитании Рерихов!

Об отсутствии почитания наших великих соотечественников в Музее Востока свидетельствует и отношение к теме защиты диссертации В.А.Росова, которая широко обсуждается в последнее время в прессе. Странно, что сам диссертант, завотделом «Наследие Рерихов» в ГМВ, на пресс-конференции не присутствовал. У журналистов были к нему вопросы. В частности, сотрудник журнала «Культура и время» О.А.Лавренова хотела услышать ответ на следующие вопросы:

«Почему в диссертации В.А.Росова отсутствуют доказательства гипотезы автора о планах Н.К.Рериха по созданию Сибирского государства? Почему диссертант не привел в данной работе мнение самого Н.К.Рериха о своей экспедиции?»

Не ответил на них и г-н Седов, заявив, что присутствующие люди не ученые, а, значит, некомпетентны в этой теме, и обсуждать диссертацию здесь неэтично. Хотя это было не совсем так. Вопрос по диссертации В.А.Росова ему как ученому, доктору исторических наук задал доктор философии, профессор В.В.Фролов. Для чего же тогда заявили в пресс-релизе эту тему, вложили в папки положительные высказывания о диссертации ученых ВАК? Вот, например, одно из них – академика РАН В.И.Молодина: «Эта работа в существенной степени дополняет наше представление о Николае Константиновиче. В ней нет ни одного дурного слова об этом человеке…».

В.В.Фролова привел пример, что только в одном параграфе диссертации, который называется «Выступления против академика Рериха в харбинской прессе» на девяти страницах текста – по меньшей мере, 20-25 высказываний, прямо или косвенно дискредитирующих жизнь и творчество Н.К.Рериха. И Росов, претендуя на звание ученого-историка, не дает им однозначной объективной оценки. С какой тогда целью он приводит эти изобильные цитаты из клеветнической харбинской прессы? По всем этим вопросам г-н Седов предложил обращаться в ВАК и в случае несогласия «требовать и добиваться». Почему же тогда все обращения МЦР в ВАК расцениваются как «публичное шельмование независимых исследователей и популяризаторов рериховского наследия», как было заявлено в пресс-релизе? И в этом вопросе у представителей Музея Востока слова опять расходятся с делом.

Но ответ очевиден, он выделялся красной нитью в выступлении г-на Бондаренко, директора Государственного Музея семьи Рерихов в Санкт-Петербурге. По его словам, Музей Востока не только достойно хранит и экспонирует картины Рерихов, но и спасает ученых от гонений МЦР. «Облагородить» действия ГМВ и довести до журналистов очередное обвинение в адрес общественного музея – вот очевидный подтекст этого выступления. И неважно при этом, что Международный Центр Рерихов выступил в защиту Николая Константиновича Рериха от совершенно бездоказательных измышлений диссертанта о связи выдающегося культурного деятеля с японским милитаризмом, белогвардейцами, о его политических амбициях и военных планах по созданию нового государства.

Целью состоявшейся пресс-конференции, организаторы которой не ответили ни на один прямо поставленный вопрос, – скрыть в очередной раз правду о наследии Рерихов и настроить прессу против действий МЦР в отношении утверждения Высшей аттестационной комиссией псевдонаучной диссертации В.А.Росова.

На фоне очередной клеветнической кампании, спланированной Музеем Востока, странно было услышать слова директора Эрмитажа М.Б.Пиотровского о том, что скандал с наследием Рерихов не стоит и выеденного яйца, так как наследие это настолько огромно, что всем хватит, и надо работать, а не выяснять размеры картин или спорить, кому принадлежит Усадьба Лопухиных. По его словам, сегодня в России музеи подвергаются жесткой атаке (рейдерству), когда кто-то пытается установить контроль или отобрать имущество, имеющее своих нормальных хозяев – государство. Он недвусмысленно дал понять журналистам, что к этим «кто-то» относится и Международный Центр Рерихов.

Оставим эти умозаключения г-на Пиотровского на его совести. История и документы ясно свидетельствуют об обратном: более семнадцати лет рейдерство в отношении общественного Музея имени Н.К.Рериха проводит государство.


И.В.Вахонина
Опубликовано в журнале «Культура и время» (2007, №4)



1. Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве / В сб.: Защитим имя и наследие Рерихов. Т.1. М.: МЦР, 2001. С. 106. См. также сайт МЦР: http://www.icr.su
2. Там же. С. 105.
3. Рерих С.Н. Письмо Б.Н.Ельцину от 26.04.1992 / В сб.: Защитим имя и наследие Рерихов. Т.1. С. 230.
4. Набатчиков В.А., Лесков А.М., Бобыкин А.Л. Письмо О.И.Лобову от 24.04.93 / В сб.: Защитим имя и наследие Рерихов. Т.1. С.126.
5. Рерих С.Н. Письма. В 2 т. Том II (1953-1992). М.: МЦР, 2005. С. 374.
6. Так в тексте. Речь идет о Музее искусств народов Востока, ныне Государственный музей Востока.
7. Рерих С.Н. Письма. Том II. С. 376.
8. Там же.
9. Стеценко А.В. Правда о коллекции С.Н.Рериха / В сб.: Защитим имя и наследие Рерихов. Т.3. М.: МЦР, 2005. С. 210.
10. Защитим имя и наследие Рерихов. Т.3. С. 211-214.
11. Рерих С.Н. Письма. Том II. С. 383.



К началу страницы



© 2009-2012 Тверская областная Рериховская общественная организация (ТОРОО)