Тверская областная Рериховская общественая организация




Выставки


День Культуры


Памятник Любви


Колокол Мира


Тверская горница


Сотрудничество





Афиша


Новости


Публикации


Книга-почтой МЦР


Электронная
библиотека






Галерея картин
Н.К. и С.Н. Рерихов


Приглашение
в Музей






Международный
Центр Рерихов




Рерихи и Тверской край


Семья Рерихов | Археологические исследования Н.К. Рериха


Рериховские места | Литературные произведения Н.К. Рериха


Картины Н.К. Рериха, связанные с Тверским краем

Главная / Рерихи и Тверской край / Археологические исследования Н.К.Рериха / Ефим из Ключино


АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Н.К.РЕРИХА В ТВЕРСКОМ КРАЕ

Страницы 1 2 3 4 5 6 7

Ефим из Ключино


В нескольких очерках Н.К.Рериха упоминается имя Ефима из деревни Ключино [1], что находится на реке Цне в десяти километрах от Вышнего Волочка. Ефима Рерих нанял себе в помощники во время проведения раскопок на вышневолоцких озерах. С ним у Николая Константиновича сложились дружеские, душевные отношения. Они даже переписывались друг с другом. Об этом свидетельствует фраза из написанного 30 июля 1908 года письма Рериха жене: «Удивляюсь, что нет писем от Ефима – ведь там вода в зависимости только от шлюзов» [2].

В июне 1913 года по дороге на лечение в Кисловодск художник с умилением писал о вышневолоцких местах Елене Ивановне: «Родная моя Ладушка! Еду мимо Березки; видел Окуловку. Жаль, что мы не в Березке. <…> На Кавказ-то мало тянет, хоть бы уж не так плохо вышло. <…> Уж очень хороши наши, наши озера, уж очень мы хорошо ездили! А как поехал мимо Ключино, даже чуть не заплакал, об этом уже совестно было в открытке писать» [3]. Нахлынувшие на Николая Константиновича чувства, наверное, были связаны и с Ефимом.

«Время завтракать; хотим остановиться; но скачут какие-то всадники и зовут ехать дальше. Там приготовлен дастархан от киргизских старшин. На узорных ярких кошмах очень картинно разложены горки дынь, арбузов, груш, яиц, жареных кур и посреди – запеченная половина барана. Круглые с дырками и ямочками желтые лепешки точно сорвались с картины Питера Эртцена. Это напомнило милое Ключино, Новгород, раскопки каменного века и радушного Ефима. И здесь те же кафтаны и бороды, и пояса цветные, и шапочки, отороченные мехом волка или речным бобром. И трудно себя уверить, что эти люди не говорят по-русски» [4]. В далеком Китайском Туркестане такую запись сделал Рерих 9 октября 1925 года в путевом дневнике, который он вел во время Центрально-Азиатской экспедиции. Николай Константинович обладал удивительной способностью подмечать все, что объединяет, роднит людей разных национальностей, будь то внешний облик или проявление чувств.

Напишет в путевом дневнике о Ефиме Рерих и 20 мая 1926 года, когда экспедиционный караван подойдет к границе с Россией: «В чем-то почти неуловимом уже чувствуется близость России. Шире ли улицы селений; больше ли пашен; чище ли постоялые дворы? Опять сидим в маленькой глинобитке. В комнате хлопочут касатки – под балкой их гнездо. И опять вспоминаем Подольскую или Казанскую губернию. Вспоминаем Ефима из Ключино» [5]. Видно, Ефим для Николая Константиновича был воплощением всех лучших качеств, присущих русскому народу.

Николаю Константиновичу и Елене Ивановне вместе с Ефимом довелось пережить один из трагических моментов их жизни. Узнаем об этом из очерка «Западни»: «Однажды в поисках каменного века посреди бурного Новугородского озера потекла лодка. Вода быстро прибывала. Пробовали заткнуть течь – не помогло. А ветер крепчал. Гребцы сумрачно переговаривались. Один греб изо всех сил, а другой вместе с нами двумя откачивал воду:

– Не доедем.

– Говорил, нужно было взять у Кузьмы новую лодку.

– Не доехать. Сиверко захлестывает.

– А плавать умеете?

– Нет, не умеем.

– Ну, тогда еще хуже.

Моя милая Лада и тут проявила твердость и спокойствие:

– Все-таки глупо тонуть, – только и сказала, а сама работала не хуже гребца. Вот у кого учиться мужеству. И почему это слово от мужа, когда пример часто придет от женщины?» [6]. Общими усилиями им удалось справиться со стихией: «Не прошло и часу, как мы причалили к илистой косе. Где тут обсушиваться, когда на песке блеснули вымытые волнами стрелки и скребки.

– Спину-то, Елена Ивановна, пожалейте. Не поденная работа, – улыбается Ефим, а сам легко ступает в лаптях по топкому илу. Славный Ефим!» [7]. Как много заключено в этом «Славный Ефим!»… Очерк написан в 1937 году, более чем через тридцать лет после работы с Ефимом, и все эти годы жила память о мужике из деревни Ключино.

С уважением пишет о нем Рерих и в очерке «Радостно»: «Прекрасно, если искусство проникает в толщу народную. Истинный прогресс народа, когда для него, даже в труднейшие дни, искусство остается утешительным прибежищем. Такой народ преуспеет. В наших встречах с народом много раз радовала чуткость к прекрасному, верный глаз к краскам, истинная любовь к художеству. Сколько друзей искусства мы встречали в деревне! Яков, Ефим, Андрей, Петр – множество мудрых тружеников радовали своими разумными беседами» [8].


М.А.Иванов. Рерихи и Тверской край. Тверь, 2007



1. В Ключино находится стеклозавод «Красный май», рядом выстроен поселок «Красномайский».
2. Петербургский Рериховский сборник. Вып. II–III. Самара. 1999. Стр. 227 (ОР ГТГ, ф. 44, № 221).
3. Там же. Стр. 342 (ОР ГТГ, ф. 44, № 404).
4. Н.К.Рерих. Алтай-Гималаи. Рига. 1992. Стр. 130.
5. Там же. Стр. 261.
6. Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 2. М. 1995. Стр. 127.
7. Там же. Стр. 128.
8. Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. М. 1996. Стр. 109.




К началу страницы




© 2009-2013 Тверская областная Рериховская общественная организация (ТОРОО)