Тверская областная Рериховская общественая организация




Выставки


День Культуры


Памятник Любви


Колокол Мира


Тверская горница


Сотрудничество





Афиша


Новости


Публикации


Книга-почтой МЦР


Электронная
библиотека






Галерея картин
Н.К. и С.Н. Рерихов


Приглашение
в Музей






Международный
Центр Рерихов




Рерихи и Тверской край


Семья Рерихов | Археологические исследования Н.К. Рериха


Рериховские места | Литературные произведения Н.К. Рериха


Картины Н.К. Рериха, связанные с Тверским краем

Главная / Рерихи и Тверской край / Рериховские места / Березки


РЕРИХОВСКИЕ МЕСТА

Страницы 1 2 3 4 5 6 7


Березки


Иоанн Кронштадтский

На высоком берегу озера Клин при слиянии его с озером Имоложье в окружении березового леса находится деревня Березки.

Это одно из красивейших мест Вышневолоцкого района Тверской области. В конце ХIХ начале ХХ века деревня принадлежала помещикам Манзеям. На берегу озера они выстроили более десятка дачных домиков с верандами и сдавали их в аренду. После открытия недалеко от деревни Владимиро-Мариинского приюта для студентов Петербургской академии художеств (ныне это Академическая дача художников) слух о красоте здешних мест быстро распространился в среде художников. Многие из них летом стали снимать домики у Манзеев. Здесь отдыхали, творили известные художники М.В.Нестеров, И.И.Бродский, ректор Высшего училища при Императорской Академии Художеств скульптор В.А.Беклемишев.

Семья Рерихов несколько летних сезонов (в 1904, 1905, 1908, 1909 годах) тоже снимала дом в Березках. Здесь Николаем Константиновичем в 1905 году была написана картина «Дом в Березке». Местонахождение данной картины на сегодняшний день неизвестно.

Место это привлекло Н.К.Рериха не только окружающей природой, но и археологическими памятниками, во множестве встречавшимися в округе. Елена Ивановна всегда была деятельной, заинтересованной помощницей во всех делах мужа, разделяла и его увлеченность археологией. С первого дня замужества она принимала участие в археологических раскопках вместе с Николаем Константиновичем, жила в землянках, одевалась просто, как того требовала изыскательская работа. К удивлению близких, она, изнеженная барышня, безропотно терпела все лишения полевой жизни. Н.К.Рерих свидетельствует: «А когда каменный век искали в разливах новугородских озер, Е.И. целый день не разгибала спины. Ефим [1] усмехался: «Вот бы наши бабы знали бы так работать» [2].

В письме от 21 июня 1909 года, написанном Еленой Ивановной предположительно из Березок в Смоленск мужу, читаем: «Дорогой Майчик, сегодня у меня праздник – приехал Андрей и привез кремешков, есть хорошие экземпляры, хотя и не очень много. Он ездил также на озеро Хвошню, но нашел всего две стрелы и несколько черепков…

Целый день сегодня разбирала их – есть славная вещица, подобные нам уже попадались, но эта сравнительно большая и очень хорошей отделки.

Затем пришел один мужик с озера Тубос. <…> Сообщил еще одно интересное сведение. На том же Тубосе, против деревни Еванково на крестьянской земле есть курганы маленькие, говорит очень аккуратные и обложенные камнями. Из некоторых высыпаются какие-то разноцветные и плоские кругляшки. Я просила принести мне их и показать. Как ты думаешь, что бы это могло быть? А вдруг янтари? Находил же ты их и в Боровичах. Надо будет съездить покопать» [3].

По соседству с Березками находилось село Лялино, принадлежавшее помещикам Кутузовым, родственникам Елены Ивановны по материнской линии. В 1761 году подполковник Иван Иванович Кутузов в селе Березки построил каменную церковь во имя Владимирской Божьей Матери. В церкви этой дважды – в феврале 1899 г. и в августе 1906 году – служил Божественную литургию о. Иоанн Кронштадтский.

Иоанн Ильич Сергиев (1829–1908 гг.), протоиерей Андреевского собора в Кронштадте, был одним из самых почитаемых людей в России в конце ХIХ начале ХХ веков. Его праведная жизнь, вдохновенные проповеди, проявляющие в людях их лучшие качества, его готовность в любой день и час всем помочь словом и делом, снискали ему всенародную любовь и уважение. В 1990 году он был причислен к лику святых.

С безграничным почтением относился к Иоанну Кронштадтскому Н.К.Рерих. Отец Иоанн был духовником матери Николая Константиновича и не раз бывал в их доме. «Батюшка завтра придет». При таком сообщении весь дом наполнялся незабываемым торжественным настроением, – читаем в очерке художника «Светочи», – Значит, что придет о. Иоанн Кронштадтский, будет служить, затем останется к трапезе, и опять произойдет многое необычное, неповторимо замечательное <…> Какие это были истинно особые дни, когда Христово слово во всем вдохновенном речении Великого Прозорливца приносило мир дому. Это не были условные обязанности. Вместе с о. Иоанном входило великое ощущение молитвы, исповедание веры <…>

Поистине потрясающе незабываема была молитва Господня в устах о. Иоанна. Невозможно было без трепета и слез слушать, как обращался этот Высокий Служитель к самому Господу с такой верою, с таким утверждением, в таком пламенном молении, что Священное Присутствие проникало все сердца.

Продолжением того же священного служения бывала и вся трапеза с о. Иоанном. Мы, гимназисты, от самых первых классов, а затем студенты, навсегда вдохновлялись этим особо знаменательным настроением, которое продолжает жить нестираемо десятки лет – на всю жизнь <…>

Мой покойный тесть, Ив. Ив. Шапошников, также пользовался трогательным благорасположением о. Иоанна. Он звал приезжать к нему и, чувствуя его духовные устремления, часто поминал его в своих беседах. Помню также, как однажды на Невском, увидев из кареты своей ехавшую тетку жены моей, княгиню Путятину, Он остановил карету, подозвал ее и тут же дал одно очень значительное указание.

В этой молниеносной прозорливости сказывалось постоянное, неугасимое подвижничество о человечестве. Известно множество случаев самых необычных исцелений, совершенных им лично и заочно. А сколько было обращенных к истинной вере Христовой после одной хотя бы краткой беседы с высокочтимым пастырем» [4].

«О. Иоанн Кронштадтский посещал не только семью Николая Константиновича, но часто приезжал в гости и к бабушке Елены Ивановны. В детстве он спас мою тетю от смерти» [5], – вспоминал Юрий Николаевич Рерих.

Многими невидимыми нитями связана была семья Рерихов с отцом Иоанном, и его Великий образ всегда жил в их сердцах и воспоминаниях. Через всю жизнь пронес Николай Константинович «благой приказ» пастыря: «Не болей! Придется для Родины много потрудиться». Проходя залами Академии Художеств после литургии, Иоанн Кронштадтский увидел в толпе Николая Рериха и послал через головы людей вместе с благословлением этот властный приказ. Это была одна из последних их встреч.

«Вот и трудимся. Все мы трудимся для нашей любимой Родины. Знаем, что такие труды не по сердцу многим, не любящим народ русский. Немало претерпели мы всяческих козней <…> И болезней за полвека было немало. Пугали тяжким исходом, но приказ звучал, и воля не ослабевала» [6], – так в 1944 году в далекой Индии писал Николай Константинович, с надеждой ожидая разрешения вернуться в Россию.


М.А.Иванов. Рерихи и Тверской край. Тверь, 2007



1. Ефим – местный житель из деревни Ключино. Подробнее о нем см. дальше.
2. Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. М. 1996. Стр. 283.
3. ОР ГТГ, ф. 44, № 192.
4. Николай Рерих. Листы дневника. Т. 1. М. 1995. Стр.43.
5. Воспоминания о Ю.Н.Рерихе. М. 2002. Стр. 71.
6. Николай Рерих. Листы дневника. Т. 3. М. 1996. Стр. 242.




К началу страницы




© 2009-2013 Тверская областная Рериховская общественная организация (ТОРОО)