Тверская областная Рериховская общественая организация




Выставки


День Культуры


Памятник Любви


Колокол Мира


Тверская горница


Сотрудничество





Афиша


Новости


Публикации


Книга-почтой МЦР


Электронная
библиотека






Галерея картин
Н.К. и С.Н. Рерихов


Приглашение
в Музей






Международный
Центр Рерихов




Вселенная творчества


О красоте | Имена | Конкурсы | Встречи | Галерея


Библиотека | Фонотека | Видеотека

Главная / Вселенная творчества / Библиотека / Охрана культурного наследия: сотрудничество музеев и общественных организаций / П.Д.Малыгин. О некоторых тенденциях кризиса музейного дела в современной России


П.Д.МАЛЫГИН,
доцент Тверского государственного университета, кандидат исторических наук, член Тверского отделения ВООПИиК, г.Тверь


О НЕКОТОРЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ КРИЗИСА МУЗЕЙНОГО ДЕЛА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ



В последнее время всем стали известны скандальные истории, связанные с Эрмитажем, Псковским музеем. А вот события в Торжке, во Всероссийском историко-этнографическом музее (ВИЭМ), который был образован как федеральный в 1988 г. и, таким образом, является одним из самых молодых, остались как бы в тени. Но именно в ВИЭМ наиболее остро, на мой взгляд, проявились основные тенденции музейного кризиса, который, без всякого сомнения, имеет место в современной России.

Во-первых, новообразованный музей в Торжке более 10 лет не посещался ни чиновниками министерства, ни какими-либо комиссиями музейных работников с целью помощи в становлении музея. Министерство и Федеральное Агентство просто не интересовались музеем, выделяя, правда, ежегодно нешуточный бюджет – 20 млн. руб. Именно бесконтрольность и при этом значительные деньги, в конечном результате, привели к парадоксальной ситуации – музейное дело в ВИЭМ оказалось на остаточном принципе, на первый план вышли бесконечно продолжающиеся стройки (в том числе и личных коттеджей дирекции музея), покупка автотранспорта (в том числе и личных иномарок директора), организация при музее полулегальных столярных цехов и мастерских и т.п.

Возмущенная положением дел в музее группа научных сотрудников написала в 2005 г. письмо на имя М.Е.Швыдкого с просьбой прислать компетентную комиссию и разобраться с «немузейными» делами в федеральным музее. Одному из научных сотрудников ВИЭМ посчастливилось передать это письмо лично в руки Михаилу Ефимовичу. Посчастливилось, но не поздоровилось.

Ожидая ответ из Агентства, музейные работники связались с секретариатом М.Е.Швыдкого, где получили очень четкое разъяснение: Федеральное Агентство работает только с директорами музеев, и отвечать на письма рядовых музейных сотрудников не намерено. А спустя полтора месяца после передачи письма М.Е.Швыдкому научный сотрудник, вручивший его главе Агентства, был уволен якобы за прогулы. Повод увольнения был настолько надуманным, что суд восстановил этого сотрудника, но директор ВИЭМ создал такие условия своему подчиненному, что он вновь, уже окончательно, получил увольнение.

Через несколько дней после увольнения упомянутого научного сотрудника, был уволен, опять-таки «за прогулы», заведующий отделом археологии, работавший по совместительству. Это увольнение было оформлено сверх цинично. На место кандидата исторических наук заведующим отделом была назначена студентка-заочница, сотрудница музея, никогда не бывавшая на раскопках и с трудом выговаривавшая слово «археология». Под её началом оказалось два кандидата исторических наук, хорошо известных в научных кругах.

Чуть позже опять-таки «за прогулы» был уволен еще один научный сотрудник, кандидат исторических наук. Вообще увольнение археологов, живущих в 60 км от Торжка, да ещё в полевой сезон «за прогулы», т.е. за отсутствие за столом в отделе музея, – метод избавления от неудобных работников, согласитесь, просто гениальный.

Ну, а потом, к весне 2006 г. отдел археологии ВИЭМ просто развалился – остальные сотрудники подали заявления по собственному желанию.

И вот здесь проявляется ещё одна, вторая, тенденция кризиса музейного дела. Федеральное Агентство молча смотрело на безобразие директора ВИЭМ, уволившего научных сотрудников, и, по сути, разгромившего отдел археологии. И это при том, что фонды Торжокского музея на 70% укомплектованы археологическими коллекциями.

Федеральное Агентство предпочло директора музея, бывшего работника «Сельхозхимии», 10-ти молодым профессиональным сотрудникам отдела археологии, чьими стараниями фактически и были созданы основные фонды ВИЭМ. Вывод напрашивается сам собой: Федеральному Агентству в музеях профессионалы не нужны.

Уволенные и уволившиеся сотрудники музея попытались восстановить справедливость на уровне Комитета по делам культуры областной Администрации, ведь Торжок – город Тверской области. Но здесь сам председатель Комитета и директора крупнейших тверских музеев встали грудью на защиту директора ВИЭМ, посчитав аргументы научных сотрудников неубедительными. Обращение в суд и прокуратуру ярко показало, что музейные дела, многие годы находившиеся в стране на остаточном принципе, правоохранительными органами разбираются тоже по остаточному принципу.

В этой истории остро ощущалось, что нет у нас в стране более дорогого и ценного, чем чиновник, пусть и не соответствующий как по образованию, так и по моральным качествам, занимаемой должности.

Вот уже полтора года ВИЭМ в Торжке работает без археологов-профессионалов. К чему это уже привело? Первое: На грани гибели находится коллекция (кстати, третья по численности в стране) берестяных грамот XI–начала XIII вв. Отслаиваются фрагменты уникальной грамоты №17, содержащей литературный текст XI в., так тщательно отреставрированной В.И.Поветкиным. У нынешних музейщиков в Торжке и в мыслях нет заменить берестяные грамоты в экспозиции муляжами.

Второе: По приказу директора ВИЭМ в качестве сувениров в музее продаются фрагменты керамики XIII–XIV вв. из коллекции, которую не успели обработать уволенные археологи.

Третье: В фонды, хранящие многочисленные коллекции, не допускаются авторы раскопок (бывшие сотрудники отдела археологии), и есть основания говорить, что многие коллекции уже сейчас оказались депаспортизированными.



< С.В.Моисеев. Деятельность Новгородского общества любителей древности по сохранению новгородской старины в 1910–1920 гг.




Т.А.Иванова. О назначении музеев и об опыте сотрудничества с общественностью отдела передвижных выставок Музея имени Н.К.Рериха >




К началу страницы






© 2009-2013 Тверская областная Рериховская общественная организация (ТОРОО)