Иван Ефремов: диалектическая этика Космизма. Встреча с писателем Николаем Смирновым

8 февраля на выставке факсимильных копий М.К.Чюрлёниса в Тверском городском музейно-выставочном центре состоялась встреча с историком и писателем из Москвы Николаем Смирновым, автором новой книги-исследования об учёном-палеонтологе, энциклопедисте, писателе и путешественнике Иване Антоновиче Ефремове, вышедшей недавно в серии ЖЗЛ.

В жизни Ефремова не было ничего рафинированного. Весь его путь – это путь преодоления и жизненной борьбы. Можно сказать, что девизом юного Вани Ефремова стали слова героя одной из книг его любимого автора Жюля Верна: «Я не допускаю, чтобы существо, наделённое волей, пока бьётся его сердце, пока оно способно двигаться, могло бы предаться отчаянию».

Неукротимая воля и целеустремлённость в познании мира, невероятная концентрация сил сделали Ефремова человеком редкостного охвата. В его необычной биографии оставили след революция и гражданская война. Он учился наперекор всем трудностям времени: за два с половиной года освоил школьную программу, экстерном окончил Ленинградский горный институт и получил диплом уже будучи кандидатом биологических наук. Девятнадцатилетним юношей Иван сделал находки ископаемых эотриаса, на основе которых была написана монография, за которую он удостоился почётного диплома Лондонского Линнеевского общества. В 33 года он защитил докторскую диссертацию «Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР».

Жизненным кредо Ефремова была установка: я должен знать всё. Он мог наизусть рассказывать своим слушателям сотни страниц и обладал удивительным умением находить общий язык с разными людьми. Будучи ещё очень молодым человеком, он уже выполняет задания государственной важности: руководит палеонтологическими и геологическими экспедициями по Уралу, Средней Азии, Сибири и Дальнему Востоку, в которых проходит десятки тысяч километров.

Учёным разрабатывается новая отрасль палеонтологии, тафономия – учение о закономерностях сохранения остатков ископаемых организмов в слоях осадочных пород, с блеском применённое на практике. К Ефремову в полной мере применима формула «руками и ногами человеческими». По-сути, он закрывал эпоху русских землепроходцев, заполняя последние белые пятна на карте Советского Союза.

Но широко известен И.А.Ефремов стал, прежде всего как писатель, автор романов «Туманность Андромеды», «Час быка», «Лезвие бритвы», «Таис Афинская» и многочисленных рассказов. Он является крупнейшим представителем такого многогранного направления как русский космизм. Его литературное творчество многим помогло по-новому взглянуть на окружающий мир, ощутить его многоплановость, не ограниченную только видимой составляющей, задуматься о личной ответственности за происходящее в нём.

Он начал писать в 40-е годы. На необычный стиль первых повестей Ефремова обратил внимание А.Толстой. Этот точный стиль выработался из геологических описаний его экспедиционных дневников, а философия начинающего писателя выросла из постоянных преодолений.

Удивительный рассказчик, Николай Смирнов приоткрыл слушателям бездонные глубины титанической фигуры знаменитого писателя. Поистине, Ефремов был тем, кто своим творчеством формировал образ человека будущего, человека новой эпохи, а также образ более совершенного общества и государства.

Организаторы выставки намерены пригласить Николая в обозримом будущем ещё раз, уже для целевой аудитории. И тогда обязательно сообщат тверичанам, где и когда состоится эта встреча. Неимоверный заряд бодрости и оптимизма, устремления и веры в будущее планеты и человечества даёт нам своей жизнью и творчеством Иван Ефремов, и именно это получили пришедшие на встречу с Николаем Смирновым. За что в высшей мере признательны ему!


О мировоззрении Ивана Ефремова

Мировоззрение Ефремова исключительно диалектично. Его этика тесно увязана с наукой и искусством. Поэтому, говоря о диалектической этике мыслителя, мы сразу входим в широкий круг взаимозависимых проблем. Диалектика является главной характеристикой произведений Ефремова.

Чувство меры, являющееся условием возможности прохождения пути по «лезвию бритвы», то есть оптимальному для развития данной системы пути, представляется Ефремову важнейшим. Необходимо находить подлинную «золотую середину», находящуюся в постоянном движении, динамическом равновесии – в противовес догмам, раз и навсегда определяющим должные пути. Отсюда вырастает и ефремовская эстетика с определением прекрасного как наивысшей меры целесообразности, где целесообразность – не плоская утилитарность, а сочетание эффективности и универсальности.

Показательно и отношение к женскому началу и женщине. Возвеличивание женщины в романах Ефремова велико, но оно же есть серьёзная ответственность.

Осознание бесконечности мира у Ефремова – важнейший устой творческой жизни. Всякая закрытая система рано или поздно превращается в энтропийное болото – будь это сам человек, семья, <...> целая страна или всё население планеты. Естественно, наука должна быть также открыта и не скована придуманными правилами. Всякое правило, утверждаемое в букве, но не в духе, по прошествии некоего времени всё меньше соответствует действительности, потому что развитие происходит по спирали. Развитие возможно только при открытом, подвижном сознании учёного. При этом важно внешние исследования дополнить интроспективным знанием Востока.

Известно, что, отдавая должное достижениям индийской йоги, Ефремов понимал её историческую обусловленность и критиковал за требования, трудносовместимые с существованием в современном мире. Напротив, путь в будущее лежит через «общественную йогу». Никакое личное достижение не имеет смысла вне работы на общее благо. Необходимо наиболее точное для меры данного времени соотношение индивидуальности и коллективизма.

<...> Восточное понятие Учителя как учителя жизни, а не преподавателя узкой дисциплины, всё больше входит в современную педагогику и было воспринято Ефремовым при создании образа будущего. Это возможно лишь после понимания исходного постулата: сознание есть высшая форма материи. Для Ефремова не было вопросом существование экстрасенсорики, он удачно назвал их проявлениями нарождающейся третьей сигнальной системы. Вместе с этим, понимая диалектику всякого развития, предостерегал от эйфории в их овладении. Третья сигнальная система – естественное следствие синтетического сочетания знания и чувств, то есть мудрости.

Невозможно развивать внимание, не развивая мышление. Невозможно развивать мышление, не развивая стремления к знанию. Невозможно развивать стремление к знанию, отчуждённо относясь к внешнему (и совершенно неизбежно от этого к внутреннему) миру. Одно цепляет другое. Именно в этом диалектическом ключе развивается мысль Ефремова и происходит становление его героев.

Николай Смирнов,
автор книги «Иван Ефремов»


Прочтите: